БЛОКЧЕЙН. Чего боятся юристы всего мира?

Современный мир стремительно меняется со скоростью, которая опережает консервативные государственные структуры. Эволюция технологий и те изменения в бизнесе, которые мы замечаем в последние несколько лет, кардинально меняют картину делового мира. 

Понятие «обычаи делового оборота», закрепленные в одной из первых статей Гражданского кодекса РФ, и прочно забытые на практике в силу законодательного регулирования большей части сфер предпринимательской деятельности, сейчас, на наш взгляд, начинает выступать на первый план и набирать обороты. В частности, по причине того, что появление криптовалют, функционирующих на базе блокчейнов, является революционным новшеством, которое ни в одном из законов РФ не закреплено и до сих пор не имеет должного правового регулирования, тем не менее уже получило широкое распространение в деловой сфере.

В данной статье мы затронем лишь тему блокчейнов, не затрагивая законодательные основы регулирования криптовалют, в т.ч. биткоинов и ICO – о них мы расскажем в следующей статье, так как тема очень обширная и касается инноваций, которые меняют целую экономическую эпоху.

«Мы вступаем в совершенно новую эпоху правоотношений. Нас ждет очень увлекательное путешествие в мир современных технологий, интереснейший диалог с регулятором на тему, как жить в изменившихся условиях» Генеральный директор Ассоциации «Финтех» и компании Qiwi — С.А.Солонин.

Начнем с определений. Сегодня слово «блокчейн» произносится так часто и употребляется везде: от банковских конференций до объявлений на столбе у остановки, — что возникает справедливое подозрение, а все ли понимают это понятие? Или оно является некоей абстракцией, наряду с «модернизацией» и «инновациями»?

Опросы, проведенные в самых передовых юридических компаниях мира, в т.ч. в США, подтверждают то, что даже юристы высшего звена с многолетней практикой, и те затрудняются дать определение понятию blockchain. Практикующие юристы не всегда могут назвать, для чего и как применяется данная технология, а также затрудняются с указанием правоприменительной практики.

Трудности еще связаны с тем, что какой-то конкретный смысл понятие блокчейн для многих приобретает, только когда речь заходит о криптовалютах и ICO. Но сама технология намного шире, она может влиять не только на самые разные стороны жизни обычного человека, но и на весь финансовый рынок в отдельно взятой стране.

По этой причине приведем здесь наиболее общепринятое определение данного понятия:

Технология, получившая название «блокчейн» (blockchain), представляет собой распределенную базу данных, которая содержит информацию обо всех транзакциях, проведенных участниками этой системы.

Все данные хранятся в виде цепочки блоков, в каждом из которых записано определенное число транзакций. Ключевое свойство системы – распределенность. По сути, информация кодируется и записывается в специальные блоки, которые потом размещаются в определенном порядке и формируют единую цепь.

Не существует одного единственного места, где содержатся все записи этого банка данных. Реестр хранится одновременно у всех участников системы и автоматически обновляется до уровня последней версии при каждом вносимом изменении.

Блокчейн — одна из главных технологий XXI века для современного финансового рынка. Бизнесмены и политики во всем мире называют блокчейн «новым интернетом»

Это универсальный и на порядок более удобный способ хранения информации и заключения сделок, чем используемые сейчас затратные технологии. Это экономия огромных ресурсов и повышение надежности хранения информации. Блокчейн может осуществлять миллионы сделок одновременно в течение нескольких секунд. На это сегодня не способна ни одна другая система.

Сама идея блокчейна подразумевает глобальную и децентрализованную систему, которая не будет зависеть от правовой ситуации в какой-либо конкретной стране.

Такой подход в идеале должен исключить возможность кражи данных и мошенничество, но тем не менее, несмотря на все ее преимущества, система блокчейнов еще не является абсолютно готовым продуктом, что уже было доказано на примере платформы Ethereum, и хищения 58 миллионов с ее фонда DAO.

Кстати, Ethereum создал канадский программист русского происхождения Виталий Бутерин, который встречался с Владимиром Путиным в ходе последнего Петербургского международного экономического форума.

Ethereum, в отличие от некоторых других блокчейн-платформ, полностью использует одно важное преимущество, которое такие системы дают, а именно систему смарт-контрактов. Смарт-контракты — это способ исполнения обязательств посредством сценария, заложенного в программный код. Если исполняемая версия смарт-контракта не противоречит действующему законодательству, то каких-либо ограничений по его использованию нет.

Несмотря на важные встречи на высшем уровне практика во всем мире показывает, что самыми последними ко всем изменениям приспосабливаются государства, как очень косные централизованные структуры. В особенности ярко выраженная ситуация сложилась в нашей стране. На территории РФ блокчейны функционируют уже 3-5 лет, а российское государство еще не сформировало единой позиции на этот счет. Можно с уверенностью говорить о том, что тема обращения криптовалют на основе блокчейна весьма актуальна и для российского права.

Существует и другая точка зрения: многие профессиональные игроки рынка не поддерживают идею правового регулирования блокчейнов или считают ее невыполнимой. В этом есть свой смысл, так как, по сути, придется регулировать на законодательном уровне технологию. При этом абсолютно точно она еще будет совершенствоваться и развиваться, и какой именно вариант блокчейна будет считаться законным или незаконным тоже на данный момент определить невозможно.

Даже если мы возьмем самые либеральные области, где используется правовое правило «что не запрещено — разрешено», то и там большинство людей будет без опаски пользоваться новыми возможностями, только если будет уверено, что это не повлечет за собой никаких юридических проблем.

А с блокчейном все в этом смысле очень сложно. Самая широкая область его применения — криптовалюты — в большинстве стран недостаточно урегулированы и легализованы лишь частично, а Центробанк РФ и вовсе не рекомендовал ими пользоваться. Эта ситуация входит в противоречие с потребностями бизнеса, который видит в технологии распределенных реестров огромный потенциал.

Да, действительно, при сложившихся обстоятельствах с учетом большого количества пользователей, вовлеченных в процесс криптообмена, вопрос о применении мер ответственности (особенно уголовной), безусловно, требует более детальной проработки. Тотальный запрет на технологию может послужить негативным фактором для участников делового оборота, которые могут лишиться определенного конкурентного преимущества по сравнению со своими иностранными партнерами.

Использование блокчейна может происходить в сфере финансов, денежных перевод, торгов, проверки подлинности данных, при проведении выборов и голосований, в любых государственных делах с базой данных и так далее.

Так, технология блокчейн в перспективе может стать весьма удобной платформой для проведения транснациональных сделок. В качестве примера можно привести сделку между ирландским производителем молочной продукции Ornua и сейшельской торговой компанией, совершенную по технологии блокчейн в сентябре 2016 г. Расчет по аккредитиву на 100 тыс. долл. США в обеспечение экспорта партии сыра и масла ирландского кооператива в адрес сейшельской торговой компании осуществили британский банк Barclays и израильский стартап Wave. Сделка состоялась менее чем за четыре часа. Традиционно такой процесс занимает от недели до 10 дней из-за трудностей обработки сопутствующей документации, включая обмен оригиналами документов с помощью курьерских служб, но криптографическая защита и механизмы верификации блокчейна позволили провести все операции через Интернет без необходимости сторонней проверки.

Мы уже упоминали о том, что с технологиями блокчейна в России и за ее пределами сегодня незнакомы не то, что обычные люди, а также те, кто по роду деятельности должен в этом вопросе разбираться. Тем не менее подвижки в этом направлении уже начали происходить.

Например, 25 сентября 2017 года в МГИМО стартовала программа повышения квалификации «Правовые основы регулирования блокчейн-технологий». В течение пяти дней слушатели курсов знакомились с основными направлениями правовой международной и национальной политики в сфере развития новых финансовых технологий.

Это первый в России подобный проект, в обучающую программу которого вовлечены представители государственных органов, непосредственно участвующих в подготовке законопроекта о криптовалюте.
«Криптовалюты сегодня представляют собой наиболее острый вызов финансовому праву». Директор Юридического департамента ЦБ РФ А.Г.Гузнов

Также в мае 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручение правительству: изучить возможность применения блокчейн-технологии в сферах государственного управления и управления экономикой страны.

А 13 июня 2017 года Владимиру Путину была представлена программа «Цифровая экономика РФ». В рамках этой программы к 2019 году планируется «принятие нормативно-правовых актов, обеспечивающих использование технологий децентрализованного ведения реестров и удостоверения прав (BlockChain и т. д.)».

Согласно документу, через 7 лет в России появятся как минимум 10 предприятий в сфере высоких технологий, а система высшего образования сможет удовлетворить спрос на специалистов в сфере IT.

К 2020 году ожидается существенный рост числа патентов на изобретения в сфере информационных технологий. Для этого Россия намерена предоставить налоговые льготы компаниям, занимающимся развитием современных технологий.

Будет введена система взаимодействия между научно-исследовательскими институтами, вузами и предприятиями. Появятся высокотехнологичные предприятия, разработки которых смогут выйти на глобальный рынок.

Во многих странах Европы и мира уже приняты соответствующие нормативно-правовые акты, регулирующие операции с криптовалютами. Передовиками в этом плане являются Австралия, Великобритания, Гонконг, Швейцария и Китай.

Что касается блокчейна, то здесь ситуация намного сложнее. Эта технология сейчас не регулируется ни одной юрисдикцией мира. В России ситуация аналогичная. Касательно нормативного регулирования необходимо обратиться к законам «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и «О стандартизации в Российской Федерации». Однако в них нет никакого упоминания о блокчейнах в целом.

Одной из самых благополучных стран для развития современных технологий является Австралия. Она собирается реализовать блокчейн технологии в разных сферах своей деятельности, к примеру, при управлении наземным транспортом и в работе почты Австралии.

Дальше всех в вопросе реализации технологии блокчейна может пойти Китай. Вначале июня 2017-го был опубликован доклад Комиссии по регулированию банковской деятельности Китая. В нем проанализирован рынок ценных бумаг страны. На основе исследований был сделан вывод о необходимости смены ориентира на blockchain-технологии. Это позволит уменьшить потенциальные риски и увеличить эффективность финансового рынка Китая.

Канада также является передовиком в сфере применения блокчейн технологий и криптовалют (вспомним молодого и харизматичного премьер-министра Канады – Джастина Трюдо).

Правительство заинтересовано в том, чтобы в будущем стать мировым центром по применению blockchain-технологий. Заинтересованность в этом проявляет и Центробанк Канады, который активно инвестирует в разработки криптовалют на базе блокчейна.

В стране существует своя Ассоциация блокчейна. Она занимается вопросами обучения и помощи во взаимодействии между финансовыми структурами и политическими силами.

В России попытку выхода в правовое поле совместно осуществили такие игроки банковского рынка, как Банк России, Сбербанк, ВТБ, Альфа-Банк, Газпромбанк, Банк «ФК Открытие», КИВИ Банк. Они создали «Мастерчейн» — блокчейн-платформу для финансового рынка, которая в данный момент проходит сертификацию и готовится к массовому коммерческому использованию — старт намечен на 2019 год.

Технически «Мастерчейн» создан на адаптированном под его нужды протоколе Ethereum. Уже сейчас платформа работает в рамках российских норм регулирования и с использованием российской криптографии. То есть технология полностью легальна, принята как Банком России, так и ведущими игроками рынка — пока только банковского.

Проекты на «Мастерчейн» пока живут только внутри Ассоциации. Ожидается, что широкому кругу пользователей платформа будет доступна в 2019 году, после прохождения сертификации, которая занимает 1 год. Теоретически сама технология блокчейн делает ненужными множество длительных и дорогостоящих юридических процедур.

Поэтому такие профессии, как нотариус, риелтор, кредитный аналитик и многие другие профессии, имеющие отношение к оформлению контрактов, могут отойти в прошлое.

Все приведенные в данной статье примеры наглядно показывают, что блокчейн технология – это не что-то статично замершее раз и навсегда, это процесс, требующий регулирования, а также своевременного реагирования со стороны государства. Тема блокчейна задает новые задачи-вызовы деловому сообществу и государству в направлении их все возрастающего сотрудничества и более тесного взаимодействия.

  

 

Posted in: Статьи