Медиация: приносить ли коврики?

 

Пять лет назад, в 2011 г. законом было введено правовое определение понятия «медиация», порядок и круг ее применения (Федеральный закон N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».) Для правоприменения 5 лет – совершенно младенческий срок, и практика широкого использования медиации не только в судах, но и в трудовых спорах, коммерческих сделках, семейном праве и школьных процедурах все еще будет совершенствоваться и расширяться.

Одной из предпосылок введения данной процедуры, как альтернативной судебному процессу, было несовершенство сегодняшней судебной системы, которая повлекла за собой формирование негативного общественного мнения и продолжает влиять на неудовлетворительное впечатление граждан от работы судов и поиски альтернативных способов разрешения споров (третейский суд, например).

Медиация же представляет собой процесс, максимально учитывающий интересы сторон в плане комфорта, места, времени и обстоятельств проведения процедуры, при этом не ущемляющий ни в коем случае права ни одного из участников. Более того, законодательно закреплены принципы равноправия сторон в процессе, сотрудничества сторон, а также беспристрастности медиатора, объективности во время урегулирования спора и сохранения конфиденциальности, что немаловажно для многих, кто обращается к данной процедуре.

Тем не менее, для людей, не знакомых с медиацией, фигура медиатора может показаться недостаточно облеченной властью, для того, чтобы разрешить вынесенный на рассмотрение вопрос. В данном случае стоит упомянуть о главном отличие медиатора от судьи – он не судит, не выносит решения, не склоняется к мнению ни одной из сторон, а кроме всего прочего — медиатору законом запрещено давать советы, консультировать или иным способом влиять на разрешение спора. 

Главный и самый характерный признак медиации, отличающий ее от судебной процедуры (в том числе и от процедуры третейского разбирательства) – это то, что стороны САМИ должны прийти к соглашению либо мирному урегулированию спора. Естественно, задача медиатора — особым образом, с применением профессиональных навыков направить стороны к разрешению спора, но ни в коем случае не давить, не влиять на стороны, не склонять никого к определенной позиции. Иначе говоря, медиатор – это стороннее независимое и не заинтересованное в исходе дела лицо, к помощи которого стороны конфликта могут прибегнуть и которое поможет им договориться и мирно урегулировать разногласия на взаимовыгодных условиях и с наименьшими потерями.

Звучит заманчиво!

Принцип добровольности вхождения в процедуру медиации (не принудительный порядок в отличие от суда) также способствует максимально реализовывать свое права выбора в урегулировании спора. Никто не вправе принудить Вас к участию в данной процедуре, Вы (или Вам) могут предложить участие, как до обращения в суд, так и после возбуждения производства по делу. Если медиация выбрана во время рассмотрения спора в суде, то  ГПК РФ позволяет судам откладывать судебное разбирательство на срок до 60 дней.

Как начинается медиация?

Одна из сторон может направить в письменной форме предложение об обращении к процедуре медиации и, если в течение 30 дней со дня его направления или в течение иного указанного в предложении разумного срока не получит согласие другой стороны, такое предложение считается отклоненным.

Сама процедура медиации начинается со дня заключения сторонами соглашения о проведении процедуры медиации и выбора медиатора или компании, оказывающей такие услуги. Стороны по взаимному согласию выбирают одного или нескольких квалифицированных медиаторов. Кстати, два медиатора противоположного пола иногда рекомендуются для проведения медиации в рамках семейных споров, дабы избежать даже малейшего намека на предвзятость медиатора в процедуре. В ходе процедуры продолжает сохраняться принцип беспристрастности, поэтому любая из сторон вправе прекратить процедуру без объяснения причин, заранее сообщив об этом другой стороне и медиатору.

Если все же стороны пришли к взаимовыгодному решению, а на языке медиации  — к «консенсусу», то достигнутые ими взаимные договоренности закрепляются в медиативном соглашении, которое по закону может быть признано судом и лечь в основу мирового соглашения. Все более  чем законно и регламентировано, кроме того, к самому медиативному соглашению применяются общие правила гражданского кодекса о совершении сделок и их последствиях.

Консенсус является результатом переговоров и выявления обоюдных интересов сторон, к пониманию которых их ведет медиатор. Маловероятно, что стороны могли бы достичь консенсуса путем переговоров между собой, практика которых широко распространена в коммерческих спорах перед обращением в суд. Почему так происходит?

Чаще всего, алгоритм проведения переговоров строится на поиске компромисса, то есть соглашения на основе взаимных уступок. Консенсус же предполагает не поиск уступок, а выявление глубинных интересов сторон такого уровня, что сторонам не потребуется настаивать на уступках, так как интересы обеих сторон будут полностью соблюдены.

В этом и есть волшебство медиации.

Статистика положительных разрешений споров в медиации в некоторых сферах достигает 70-80%, что несравнимо выше, чем в судах. Да и сравнение будет некорректным, поскольку в судах применяется позиция «выигрыш-проигрыш», а не «выигрыш-выигрыш», как в медиации, и зачастую даже выигравшая суд сторона не оказывается полностью довольной, либо по причине частичного признания иска, либо сокращения заявленной к взысканию суммы или других обстоятельств. Но также существуют морально-психологические причины неудовлетворенности «выигравшей» стороны. Часто эффект победы омрачается величиной судебных издержек, затяжного характера судебного процесса, атмосферы противостояния сторон и других факторов неблагоприятного характера. Выходя из суда, сторона должна также позаботиться об исполнении судебного решения и принуждении проигравшей стороны к возмещению.

Универсальность медиации заключается в том, что она применима почти к любой сфере человеческих взаимоотношений и выходит за рамки только правового поля. К медиации могут обращаться как дети, так и взрослые. Медиатор может быть профессиональным (для разрешения споров судах), так и не профессиональным (школьная медиация, медиация на производстве, строительстве, в трудовых коллективах).

Несмотря на неоспоримые преимущества медиации, за 5 лет, прошедших с ее законодательного внедрения, процедура до сих пор известна лишь «избранному» кругу специалистов, чаще всего – практикующим юристам, а также органам опеки и попечительства. Так в последнее время они, наравне с судами, не справляются с разрешением споров, в данном случае – семейных, где поднимаются вопросы о разделе не только имущества, но и прав на детей.

Можно выявить несколько причин, почему медиация не получила широкого распространения в практике.

Во-первых, издание закона не гарантирует мгновенного правоприменения, необходима также сопутствующая поддержка и корректное информирование населения. Нововведенный п.2 статьи 158 АПК РФ допускает отложение разбирательства по причине выбора сторонами медиации. Но при этом суды крайне редко информируют участников спора о возможности такой процедуры. Лишь недавно была создана комната медиации в Арбитражном суде г. Москвы, куда могу обратиться за первичной консультацией любые заинтересованные лица.

Другие подобные подразделения в судах создаются лишь собственными силами и за счет личной инициативы особенно «продвинутых» судей. При том, что суду выгодно сотрудничество с медиаторами, поскольку в результате медиации одна из сторон может полностью или частично признать иск, полностью или частично отказаться от исковых требований, договориться о подписании дополнительного соглашения или иного изменения договорных отношений или иное, что существенно снижает нагрузку на судебные инстанции.

Второй причиной пока что малой популярности применения медиации является отсутствие профессиональных медиаторов на данном рынке услуг. Этот пробел на сегодняшний день устраняется ускоренными темпами, идет расширение правовой подготовки кадров в данной сфере. Медиаторами становятся различные категории специалистов, не только юристы (судебные, корпоративные, трудовые и иные), но и педагоги, работники социальных служб, даже судьи проходят повышение квалификации, хотя напрямую занятие медиаторской деятельностью на коммерческой основе им запрещено.

Возможно, третьей и одной из самых спорных причин низкого уровня распространения медиации в России является менталитет российских граждан. Практикующие юристы  пишут статьи по данному вопросу, не оставляя без внимания животрепещущую тему. Так чем же мы так отличаемся от развитой Европы и США, где медиация вошла в обиход фактически повсеместно?

Несомненно, низкий уровень правовой грамотности граждан России влияет на то, что многие не знакомы не то что с медиацией, а вообще понятия не имеют о наличии у них неотъемлемых конституционных прав, которые в нашем государстве нередко попираются. К этому добавляются исторические предпосылки, которые сформировали некоторый уровень недоверия ко всему новому, в том числе к иностранному, в частности к  слову «медиатор», которое иногда ассоциируется с инструментом для гитары. А некоторые лица интересуются в Центре медиации и права, приносить ли им коврики, так как, хотя их и направили для разрешения семейного конфликта, но они были уверены, что им поможет медитация, а не медиация.

Также российскому гражданскому обществу характерна высокая степень конфликтности не только в бизнес-сообществе, но и на бытовом уровне. В связи с этим, очевидно, что эффективным будет внедрение знаний на уровне системы образования о так называемом «медиативном подходе», который может применяться даже детьми, так как включает себя техники бесконфликтного урегулирования споров и разрешения возникающих спорных ситуаций в школе, в семье, на улице, в очереди, организациях и т.п.

Отдельная категория судебных юристов-представителей не воспримет новаторские подходы медиации, поскольку слишком заинтересована в затягивании судебного процесса и увеличении размера оплаты своих услуг. На этот факт накладывается также отсутствие альтернативных юристов, которые бы обладали навыками бесконфликтного ведения переговоров на стадии предшествующей суду. Некоторые лица только притворяются, что хотят применить медиацию, тогда как прикрывают тем самым намерение затянуть процесс, истинного желания к примирению у них нет. Кроме всего прочего иногда сами участники спора абсолютно не заинтересованы в примирении, так как главной целью и задачей становится «наказать» противника и любыми способами привлечь его к ответственности, нежелание брать ответственность за конфликт на себя.

С 01 июля 2016 года введен обязательный досудебный претензионный порядок разрешения споров до обращения в суд (п.5 ст.4 АПК РФ). Данная норма была введена законодателем с целью снизить огромный и всевозрастающий поток исков и жалоб в судебные органы страны. Так как одним из способов досудебного урегулирования спора является медиация, принятие нормы будет способствовать более широкому её применению.